КОНКУРС 2023

Родилась в Мурманске. Училась в Ленинграде (Военмех), работала в
патентном отделе, в научно-инженерном центре, последние 15 лет
преподавала в вузах (дисциплины, связанные с интеллектуальной
собственностью: патентное право, авторское право, товарные знаки и т.п.). С
27 лет занималась техническими переводами, переводами научных статей.
Периодически делаю это и сейчас.
 

Результаты конкурса INALCO RUSSE OPEN

Выпуск 2023: Nilda Fernández (эссе)

 

В этом году на конкурс поступило 292 работы.

 

В ПЕРВУЮ ДЕСЯТКУ ВОШЛИ

(в алфавитном порядке):

АСТАФЬЕВА Наталия Павловна, Москва, студентка Московского государственного лингвистического университета

БАРС Пётр, Париж, фрилансер

ГОЛКОВА Елена Евгеньевна, Гатчина (Ленинградская область)

ДЕМИДОВА Анна Сергеевна, Нижний Новгород, доцент кафедры теории и практики французского языка и перевода Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова

МАРТИКАЙНЕН Маргарита Викторовна, Санкт-Петербург, Институт иностранных языков РГПУ им. Герцена (1 курс магистратуры)

НИКИТИЧЕВ Илья Геннадьевич, Курск, аспирант кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации Курского государственного университета

ПАНИЧЕВА Ольга Андреевна, Санкт-Петербург, студентка СПбГУ

ПАНЧЕНКО Маргарита Валерьевна, Париж, сотрудник группы компаний Société Générale

УСЕВИЧ Татьяна Александровна, Нанси, фрилансер

ХИЛЬМИ Анна Сыдыковна, Санкт-Петербург, специалист в сфере организации и проведения корпоративных мероприятий

 

 

ПЕРВОЕ МЕСТО: не присуждается

*******

 

ВТОРОЕ МЕСТО:

ДЕМИДОВА Анна Сергеевна

Нижний Новгород, доцент кафедры теории и практики французского языка и перевода Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. Окончила переводческий факультет Нижегородского государственного университета им. Н.А. Добролюбова, кандидат филологических наук. В настоящее время работает в alma mater преподавателем французского и японского языков, также ведет практический курс перевода в паре французский-русский. Победитель конкурса художественного перевода «Читающий Петербург» (японский язык) и V Открытого конкурса художественного перевода имени Р. Р. Чайковского (японский язык).

******

 

ТРЕТЬЕ МЕСТО:

ПАНЧЕНКО Маргарита Валерьевна, Париж, сотрудник группы компаний Société Générale

 

и

 

ТРЕТЬЕ МЕСТО:

 

ХИЛЬМИ Анна Сыдыковна, Санкт-Петербург, специалист в сфере организации и проведения корпоративных мероприятий. Окончила французскую школу, а затем факультет иностранных языков ЛГПИ им. А.И. Герцена, французское отделение. Много лет работала в сфере MICE (Meetings, Incentives, Conferences, Events), организуя для французских компаний деловые и культурные программы вне проторенных туристических троп. Попутно получила бизнес-образование (MBA). К устному и письменному переводу вернулась в 2015 г., тогда же попала в студию Михаила Яснова и Елены Баевской при Французском институте в Санкт-Петербурге; участие в сессиях студии и по сей день — строгая школа перевода и бесценное вдохновение в кругу единомышленников. В настоящее время — переводчик-фрилансер.

 

******

 

 

ПООЩРИТЕЛЬНЫЕ ДИПЛОМЫ:

 

 

АСТАФЬЕВА Наталия Павловна, Москва, студентка 3 курса переводческого факультета Московского государственного лингвистического университета (бывш. МГПИИЯ Мориса Тореза). Впервые участвует в международном конкурсе художественного перевода.

 

 

ГОЛКОВА Елена Евгеньевна, Гатчина (Ленинградская область). Родилась в Мурманске. Училась в Ленинграде (Военмех), работала в патентном отделе, в научно-инженерном центре, последние 15 лет преподавала в вузах (дисциплины, связанные с интеллектуальной собственностью: патентное право, авторское право, товарные знаки и т.п.). С 27 лет занималась техническими переводами, переводами научных статей. Периодически делает это и сейчас.

 

НИКИТИЧЕВ Илья Геннадьевич, Курск, аспирант кафедры иностранных языков и профессиональной коммуникации Курского государственного университета. Окончил факультет иностранных языков Курского государственного университета, магистр педагогического образования (английский и французский языки). Победитель и призёр национальных и международных переводческих конкурсов, в том числе Sensum de Sensu, Arctic Transfer, конкурса киноперевода Babylon V. Участник международных переводческих проектов SDG Academy и Unique.

 

ОТЗЫВЫ ДИПЛОМАНТОВ

АСТАФЬЕВА Наталия Павловна

Нильда Фернандес создал небольшой, но полный метафор, непростого синтаксиса и глубинного смысла текст, что делает его интересным для перевода. Почти в каждой фразе заложена глубокая авторская идея, которая требует её понимания переводчиком. Автор размышляет над такими понятиями, как искусство и культура. Для большинства людей они тождественны, но Нильда Фернандес, будучи глубоко погружённым в эту сферу, достаточно логично объясняет разницу между ними. Первая сложность возникла при переводе заголовка. Автор употребляет слово «artiste». Это французское слово обладает широкой семантикой, которая охватывает значения ряда русских слов – «артист», «художник», «музыкант» и т.д. Исходя из общего смысла текста я пришла к выводу, что Нильда Фернандес хотел этим словом обозначить всех людей, которые создают произведения искусства. На мой взгляд, более подходящим эквивалентом является слово «творец». Слово «artiste» встречается в тексте неоднократно, далее для перевода я также использовала слова «мастер» и «человек искусства». Определенную сложность представлял собой перевод первого предложения первого абзаца, в котором автор использует метафорическое сравнение расширения понятия «культура» с процессом индустриализации сельского хозяйства: - Tout comme l'agriculture industrielle enserre l'homme qui y travaille dans un étau où il devient la simple justification du système, llargissement progressif du concept de "culture" dilue l'artiste dans un domaine où il ne se trouve pas. 1) Словосочетание «l'agriculture industrielle», (что дословно обозначает промышленное или индустриальное сельское хозяйство), я решила перевести с помощью морфологической трансформации, заменив прилагательное существительным, что, на мой взгляд, помогает лучше понять смысл предложения. Получилось: «индустриализация сельского хозяйства». 2) Фразу «enserre l'homme […] dans un étau…» я перевела, как «загоняет человека […] в рамки», потому что, по моему мнению, слово «рамки» хорошо передаёт образ ограничения, который хотел выразить автор. 3) la simple justification du système Слово «justification» имеет значения «обоснование», «подтверждение», я решила перевести это слово русским словом «винтик», которое выводится из значения предложения, так как «винтик» обозначает маленькую составную часть целого, что и имеет в виду, по моему мнению, автор. То есть при индустриализации сельского хозяйства, где главную роль берут на себя машины, работник становится простым винтиком системы. Получился перевод: «простой винтик системы». 4) …l'élargissement progressif du concept de "culture" dilue l'artiste dans un domaine où il ne se trouve pas. Смысл этой части предложения достаточно труден для перевода. Я осуществила перевод на основе смыслового переноса по сходству: как индустриализация сельского хозяйства превращает человека в винтик (то есть ограничивает его в свободе действий), так и расширение понятия «культура» ограничивает творца. В результате получился такой перевод: «Так же как индустриализация сельского хозяйства загоняет человека, работающего в нём, в рамки, в которых он становится простым винтиком системы, всё большее расширение понятия "культура" ограничивает творца». Далее встречались следующие трудности: - l'Art [...] ne peut pas se confondre tout à fait avec la Culture... Глагол «se confondre» имеет значения «сливаться», «смешиваться», «совпадать». Я решила заменить его контекстуальным синонимом «отождествляться» и изменить глагол на прилагательное, что в данном случае облегчило конструкцию предложения, так как дальше следует еще один глагол – «représenter» - «отражать». Получилось: «искусство [...] не может быть полностью тождественно культуре и тем более не может её отражать». - s'attarder devant son esthétique et sa vision du monde Глагол «s'attarder» («задерживаться», «замешкаться», «сосредоточиться на чём-либо») означает, что люди буквально задерживаются, то есть останавливаются перед его (мастера) произведениями искусства. Их привлекает то, что он создаёт, а значит они хотят понять его «видение красоты и восприятие окружающего мира». В результате получился перевод: «понять его видение красоты и восприятие окружающего мира». - immatérielsrévélés Автор делит произведения искусства на «immatériels» («нематериальные», «невещественные») и «révélés» («обнаруженные», «открытые»). Я решила перевести эти слова прилагательными «незримые» и «явственные», которые являются подходящими контекстуальными эквивалентами. - on mangeon doit В третьем абзаце автор использует неопределенно-личное местоимение «on». В зависимости от контекста мы можем переводить такие предложения неопределенно-личными предложениями, пассивными конструкциями, иногда местоимению «on» могут соответствовать слова «все», «всякий», «люди», «человек», а также ему часто соответствует «мы». В переводе я решила использовать местоимение «мы», так как, на мой взгляд, судя по контексту, автор не противопоставляет себя остальным людям, читателям, а наоборот, как бы объединяется с ними, имея в виду, что все люди в мире и сам автор должны иметь доступ к искусству независимо от того, в какой точке мира они находятся. - … au-delà de ses inévitables origines communautaires, par son universalité, sa non-appartenance, l'art est trans-culturel 1) Использовала прием опущения применительно к слову «inévitables» («неизбежные»), так как читатель понимает, что любое произведение искусства происходит из определённого сообщества. 2) В ходе работы над переводом слово «non-appartenance» я перевела как «неделимость», понимая, что идея автора заключалась в том, что искусство принадлежит всем людям в мире, которые могут и хотят его понять. 3) «origines communautaires» путем морфологической трансформации превратилось в «происхождение […] из определенного сообщества». Я использовала также лексическое добавление («определенного»), чтобы передать смысл фразы, заложенный автором. 4) При переводе этого предложения я использовала такой вид лексико-семантической замены, как конкретизация, и перевела «lart» как «произведения искусства». В итоге получилось: «…несмотря на происхождение произведения искусства из определённого сообщества, оно является межкультурным в силу своей универсальности и неделимости».

Хочу выразить благодарность уважаемому жюри за предоставленную возможность принять участие в столь престижном международном конкурсе.

******

ДЕМИДОВА Анна Сергеевна

Этот текст – прекрасный пример того, как понимание авторского замысла и, соответственно, перевод зависят от контекста. На мой взгляд, наибольшие трудности вызывает первый абзац: при первом прочтении в нем ничего не понятно. Казалось бы, автор рассуждает о т.н. высоких материях – творчестве и культуре, причем тут сельское хозяйство и фермеры? Очевидно, что требуется определенная поисковая работа: прежде чем приступать к переводу, нужно выяснить откуда был взят текст и самое главное – что было перед ним, т.к. первый абзац – это явно продолжение мысли, высказанной где-то ранее. Без предшествующего текста понять оригинал и тем более перевести – очень и очень трудно. Собственно, мне кажется, что и перевод, каким бы хорошим он ни был, будет в полной мере понятен только тем, кто знаком с предысторией.

В результате поисков выяснилось, что текст, предложенный на перевод, – это часть сборника эссе La musique à celui qui la fait, написанных в период с марта 2012 по февраль 2013. Нашему тексту предшествует другое эссе – Agriculture et paysannerie, и первый абзац конкурсного текста подхватывает и развивает мысль, высказанную именно в этом эссе. Тогда все становится более-менее на свои места, и уже можно начинать работать над переводом.

Мне понравилось работать над текстом, равно как понравились мысли автора, высказанные и в конкурсном, и в предшествующем эссе. Я стремилась передать их максимально точно, стараясь при этом ничего не упрощать и не адаптировать. Хотелось бы надеяться, что у меня получилось.

******

НИКИТИЧЕВ Илья Геннадьевич

В интервью французский певец Нильда Фернандес поднимает проблему творческой свободы и права художника на владение собственным произведением. Как становится ясно из его слов, он считает ситуацию плачевной и сравнивает ее с удешевлением сельскохозяйственного труда земледельца и захватом корпорациями контроля над ним. Далее певец подробно останавливается на том, каково соотношение собственности и духовного общего блага в творческом труде, и именно этот отрывок был предложен для перевода. Четкий стиль месье Фернандеса не оставил много критических камней преткновения, но были некоторые случаи, когда мне пришлось поразмыслить над переводческим решением и над тем, какие трансформации были бы уместны.

Первый абзац вытекает из предыдущей мысли о земледельцах. В нем обозначены основные различия между творчеством с одной стороны, и культурой или искусством с другой. Tout comme l'agriculture industrielle enserre l'homme qui y travaille dans un étau où il devient la simple justification du système – не найдя адекватного русского эквивалента l'agriculture industrielle, я решил разделить смысл между «промышленной эпохой» и «земледельцем», а также использовать деление предложений для ясности. Фраза la simple justification показалась мне заслуживающей некоторого усиления, поэтому я заменил justification на «заложника». Что касается certains comportements et modes de pensée des communautés humaines, я подумал, что понятие человеческих сообществ вполне может быть выражено прилагательным «коллективный». В то же время, поведенческая (comportements) и ментальная (modes de pensée) части могут быть сжаты и конкретизированы в «творческой мысли».

В следующем абзаце артист отмечает, что есть художественное творчество, физически проявленный продукт воображения, а есть культура, то, к чему восходит художественное творчество, если оно обладает достаточной универсальностью, чтобы овладеть умами людей во всем мире. Этот творческий, производственный аспект работы артиста просматривается, как мне кажется, в словах un artiste fabrique des objets artistiques. Подумав некоторое время над тем, как лучше передать эту мысль по-русски, я решил разграничить понятия «искусство» и «творчество» здесь и далее по тексту, превратив их в своего рода контекстуальные антонимы. Néanmoins, bien qu'issus de lieux géographiques et linguistiques identifiés, ils n'y y sont pas circonscrits – здесь факторы, формирующие творческую деятельность, перенесены во вторую часть предложения для лучшего перлокутивного эффекта, а первая часть получила более короткий синоним к обоим понятиям – «среда». Кроме того, я перевел de goûts, de comportements ou de connaissances как «эстетика, этика и разум», чтобы придать всему предложению более философский оттенок.

В предпоследнем абзаце я подумал, стоит ли перестроить предложение Tout comme on mange des pizzas à Stockholm ou des sushis à Madrid, on doit pouvoir apprécier un tableau, un livre ou une pièce ce de musique dans n'importe quelle partie du monde, чтобы перенести сравнение в конец, и это оказалось здравой идеей, поскольку таким образом предложение начинается с темы и заканчивается ремой, согласно правилам русского языка.

В последнем абзаце было два основных момента, заставивших задуматься. Первой была метафора les [productions artistiques] maintenir dans une sorte d'irréalité. Идея ирреальности здесь, вероятно, отсылает к опасности заточения художников в «башне из слоновой кости», в результате чего их работы перестают отражать правду о жизни и становятся неактуальными, поэтому я решил перевести это как «отдалять его от жизни». Вторым было последнее предложение, и в этом случае мне также пришлось перегруппировать идеи, перенеся сравнение работы художника с ремеслами булочника и продавца велосипедов в отдельное предложение.

В целом, перевод представлял собой хорошо продуманную задачу. Спасибо INALCO за возможность открыть для себя новые аспекты французской культуры и поразмышлять над философскими вопросами, над которыми я раньше не задумывался!

******

ПАНЧЕНКО Маргарита Валерьевна

Основной сложностью при переводе текста явилось разграничение понятий «культура», «искусство» и «произведение искусства». Автор, очевидно, не ставил своей задачей академическую точность, и потому следовать за мыслью, переданной через примеры и образы, порой оказывалось непросто. Провести этой же дорогой русскоязычного читателя было тем сложнее, что размышления автора казались гораздо более привязанными к языку выражения, чем, по его же утверждению, должны быть objets artistiques / produits culturels.

Так, красной нитью через весь текст проходит корень «art»: artiste / art / objet artistique / production artistique. Сохранить этот ритм без ущерба для содержания не представлялось возможным, поэтому «art» переводится как «искусство», «artiste» - как «человек искусства» и «творец» (но не как ожидаемый «художник», несмотря на всю универсальность этого термина), создатель «творений» («objets artistiques») и «произведений искусства» («productions artistiques»).

Разрушив одну закономерность, нам приходится вводить новую, чтобы не утратить понятие «non-appartenance» («непринадлежность»), ключевое для понимания, но не общеупотребительное в русском языке. Чтобы «непринадлежность» не вызывала удивления, в предшествующем абзаце «n'y sont pas circonscrits» применительно к «lieux géographiques et linguistiques» переводится не через образ «нахождения в границах», а именно через «принадлежность» определённому месту или языку (точнее, речь идёт об отрицании таковой принадлежности).

В последнем абзаце затруднения вызвал перевод понятия «irréalité», ведь речь здесь идёт не об отрицании существования произведений искусства как такового, а об оспаривании их роли в товарообороте. Латинский корень «res» («вещь») здесь имеет первостепенное значение, поскольку затрагивается, по сути, юридическая проблема: должно ли произведение искусства признаваться «вещью» как объектом имущественных прав и правоотношений. При этом перевод «irréalité» как «материальная ценность» показался ограничивающим и лишённым это философско-правовой составляющей, отсюда и выбор заключённого в кавычки прилагательного «реальный»: с одной стороны, оно позволяет передать мысль без дополнительных пояснений, а с другой — позволяет читателю, при желании, углубиться в более подробные рассуждения.

******

МАРТИКАЙНЕН Маргарита Викторовна

К тексту 2023 года я подходила с добрым чувством встречи с чем-то родным и знакомым – однажды во Французском институте Санкт-Петербурга мне посчастливилось быть на мероприятии с Нильдой Фернандесом, человеком невероятного таланта и творческого обаяния. В предложенном тексте угадывались интонации и акценты автора, что помогало мне при работе с заданием.

Вдобавок к этому вдохновляющему чувству, сам текст показался мне очень удачно сложенным, и работать над ним было одним удовольствием. Удачно сложенный не означает «простой», а означает красиво струящийся, текучий, без выбивающихся из этой плавности резких словесных зазубрин - под стать исполнению песен самим автором. Все синтаксические трансформации производились мной на слух, на ощупь - лишь бы не выбиться из этого плавного словесного ручейка. Интересных сложностей было достаточно, разберу некоторые из них.

Первая сложность поджидала уже в первом слове заголовка. Если французское ёмкое понятие artiste включает в себя деятелей искусства в широком смысле, творческих людей, то в русском языке артист олицетворён прежде всего с театром и кино, со сценой. Как же перевести «artiste»? Служитель искусства, культурный деятель, творческий человек? Немного помудрив, я оставила выражение «люди искусства», не такое краткое, как хотелось бы, но вполне конкретное и подходящее, на мой взгляд, идее текста.

Из второго абзаца уделю вниманию понятию produits de limagination, которое переведено мной как «производные воображения», а точнее их видам: «immatériels comme la musique ou révélés comme la peinture et lcriture». Сопоставление immatériel/révélés в переводе на русский язык стало сопоставлением нематериальные/осязаемые, поскольку речь, очевидно, идёт о сопоставлении произведений искусства нематериальных и предметно выраженных, «явных», до которых можно при возможности дотронуться, - одним словом, осязаемых.

Интересно было подумать и над этим предложением последнего абзаца, особенно над его концовкой: Si cette assertion peut s'appliquer au patrimoine (matériel ou pas) d'une communauté humaine, il faut éviter de l'étendre (ou la réduire) aux productions artistiques, sous peine de les maintenir dans une sorte d'irréalitéВ чём же цель нераспространения формулы «культура – не товар» на произведения искусства? А в том, чтобы они не находились (а ещё удачнее, на мой взгляд, – не томились) в иллюзорности, в идеализированном пространстве; в переводе это прозвучало как: «…дабы не томить их [произведения искусства] в своего рода иллюзорности».

Подобно слову «artiste», не обошлось без пристального внимания и слово «boulanger». Как лучше назвать его по-русски – пекарь, булочник, а быть может, кондитер? При всей привлекательности слова «булочник», так как оно равноценно охватывает и производство, и продажу хлеба человеком, в момент перевода я выбрала слово «пекарь». Видимо, мне не хватило в «булочнике» акцента на то, что человек готовит товар собственными руками, и уж он точно должен получить за свою благородную работу достойное вознаграждение.

Я счастлива, что и моя работа не осталась без внимания, благодарю организаторов за прекрасный текст и за память о его авторе Нильде Фернандесе, замечательном артисте и переводчике.

******

ГОЛКОВА Елена Евгеньевна

О сложности восприятия несложного текста

(или о смысловой честности перевода)

Текст представляет собой тезисное изложение взглядов автора, т.е., вероятно, это – результат его размышлений, представленный в виде ряда выводов, подкреплённых житейско-бытовыми примерами. Поскольку в качестве эпиграфа взяты слова Лорки, надо полагать, что сам Н. Фернандес намеревался говорить об искусстве и культуре весьма серьёзно. Так как довольно продолжительное время я занималась вопросами авторского права, исследуя не столько действующее законодательство, сколько позиции людей, занимающихся художественным или научным творчеством, мотивацию творческой деятельности, сам процесс и т.д., мнение достаточно известного певца и композитора не могло меня не заинтересовать. Но, хотя с лексической точки зрения текст несложен, при переводе я столкнулась со сложностями совсем иного рода.

Работая нал текстом, всегда невольно вступаешь в диалог, а иногда даже полемизируешь с автором, и, если его точка зрения чётко аргументирована, то позиция вполне понятна. В данном же случае, неясно по какой причине, Н. Фернандес говорит о некой профессиональной «бездомности» художника вследствие неоправданного расширения понятия «культура». Но дело в том, что художник скажет о себе «Я – художник», поэт – «Я – поэт» и т.п., и никто не заявит «Я тружусь на ниве культуры» (это слова какого-нибудь функционера). Таким образом, определённая профессиональная принадлежность существует и в творческой среде. Так, например, дипломат А.С. Грибоедов известен и как драматург, но мало кто знает, что, написав совершенно замечательный вальс, он не посчитал себя композитором.

Далее, очевидно, что искусство не может отождествляться с культурой, оно является лишь частью её, однако, по мнению автора, «результаты художественного творчества могут стать частью культуры лишь в том случае, если они, являясь общественным достоянием, признаются эталоном с точки зрения вкуса, образцов поведения или мудрости». Указывая в качестве непременного условия категорию «общественного достояния», автор тем самым оставляет в сфере культуры лишь те произведения (художественные, музыкальные, литературные), достоинства которых подтверждены временем. При этом игнорируется многогранность самого понятия «культура», ведь помимо доминирующей культуры существуют субкультуры, культуры различных социальных групп и т.д. Я полагаю, что Курта Кобейна, будь он жив до сих пор, не слишком бы огорчило то, что его творчество не отвечает моим «мировоззренческим и эстетическим запросам», однако нельзя не признать, что он безусловно талантлив, и его песни слушает уже поколение моих внуков.

Отметив, что вовлечение в рыночный обмен вполне естественно для творческого человека («можно рукопись продать»), автор не упоминает о том, что «не продаётся вдохновенье». Складывается впечатление, что автора больше интересует художник как элемент, функционирующий в системе общественные отношений (отсюда сравнения с пекарем или продавцом велосипедов), чем как творец, вносящий свой вклад в развитее общечеловеческой культуры.

Таким образом, основная сложность заключалась в моём несогласии с автором по ряду вопросов. Поэтому, работая над переводом, свою задачу я сформулировала следующим образом. Если ставить целью донести истинный смысл взглядов автора на те или иные явления, переводчику необходимо отказаться от своих воззрений по этим вопросам, не позволяя каким-либо образом (словесно-эмоциональная окраска, ироничный подтекст и т.п.) проявлять собственное отношение к написанному. Напротив, тщательно вникнув в смысловую основу текста, старательно передать её читателю, отринув личное, возможно даже критичное, к ней отношение. Таким образом, уважение к личности автора априори делает перевод не только профессиональным, но и честным. Именно такой вывод я сделала для себя и постаралась передать мысли автора именно так, как он их излагает.

Спасибо организаторам конкурса!

******

 

ХИЛЬМИ Анна Сыдыковна

Прежде всего, хочу поблагодарить организаторов конкурса за возможность высказаться, объяснить некоторые неочевидные на первый взгляд переводческие решения.

После первого прочтения текст хоть и кажется вполне законченным, но вызывает ряд вопросов, прежде всего – почему автора волнует эта тема, каков контекст высказывания, и, соответственно, его жанровая принадлежность? 

Имя автора, французского шансонье Нильда Фернандес - прежде было мне незнакомо. «Путник в башмаках, подбитых ветром» - так назвал его Paris Match lhomme aux semelles de vent»прозвище, данное Верленом Артюру Рембо) за неистребимую тягу к кочевому образу жизни, бесконечным перемещениям по свету в поисках новых приключений, новых мест, новых лиц, новых историй – все это служило ему неисчерпаемым источником творческого вдохновения. В результате постоянных размышлений о месте музыканта (и художника в более широком смысле) сложилась позиция – свобода, право на независимое созидание без императива музыкальной индустрии и рынка. Появился « Manifeste » (я бы перевела это скорее как «творческое кредо», но для краткости буду называть «манифест») - шесть коротких текстов под общим названием « La musique à celui qui la fait » и говорящим эпиграфом Гарсии Лорки « J'espère lutter pour continuer l'indépendance qui me sauve ». Фрагмент «Artiste et Culture» – один из шести текстов, составляющих «манифест».

Словарь Larousse предлагает нам, в числе прочих, такое определение слова «manifeste»: «proclamation destinée à attirer l’attention du public, à l’alerter sur quelque chose». Манифест как эстетическая декларация – жанр на стыке публицистики, литературы и науки. Футурист Маринетти, «апостол» жанра, говорил, что цель манифеста – точность и мощность, необходимость доведения до минимума разночтений, снижение до минимума шума. В этом смысле манифест приближается к научному тексту. Второе свойство – направленность к адресату, скорейшее воздействие на адресата, подразумевает использование образных средств – метафоры, метонимии итд., что сближает его с литературным текстом. Именно из этих соображений мне хотелось максимально сохранить риторику оригинала и авторский синтаксис при условии, что он не выглядел бы чужеродным в русском языке. В целом я стремилась к тому, чтобы русский перевод вышел энергичным и экспрессивным, очищенным от любой невнятности и двусмысленности.

Название сложностей не вызвало, однако, уже эпиграф из Лорки поставил перед выбором. Прежде всего, синтаксическая конструкция в переводе на русский воспринимается неоднозначно: печально, что сарказм и ирония звучат только в театре – то есть, хорошо бы, чтобы и в других местах тоже…? Выношу «сарказм» и «иронию» в ударную позицию – в конец фразы и выделяю «театральные коридоры» частицей «именно». Далее - вместо «коридоров» настойчиво просилось «закулисье», но такая замена, на мой взгляд, привела бы к искажению смысла.

Первый абзац вызвал, пожалуй, больше всего сомнений. Так, во французском языке слова «culture» и «agriculture» непосредственно связаны этимологически: «культура» восходит к латинскому «cultura» - «возделываю, обрабатываю землю», и в оригинале сравнение художника с человеком, обрабатывающим землю, выглядит более естественно. В русском языке нет возможности сохранить эту смысловую опору. С другой стороны, у «манифеста» есть предисловие, где Фернандес описывает несколько случайных встреч с музыкантом, архитектором и артистами бродячего цирка – все они в той или иной степени были связаны с сельским трудом, так что дальнейшие рассуждения уже не удивляют читателя.  «Агропромышленный комплекс» произносится легко и не удлиняет авторское «agriculture industrielle», при этом звучит увесисто и казенно, усиливая эффект сравнения и работая на метафору: крестьянин, живой человек «от земли» – винтик в гигантском бездушном механизме, он зажат в тиски, лишен выбора. Не сразу удалось подобрать смысловой эквивалент французскому «certains comportements et modes de pensée des communautés humaines».

Сложно не заметить, что автор (возможно, неосознанно) использует такой стилистический прием, как анафора – первый и третий абзац начинаются с «Tout comme…», есть перекличка и во втором и четвертом абзацах: «On peut donc avancer…» - «On attend souvent affirmer…». Подобные переклички задают тексту ритм, и мне казалось важным этот ритм сохранить.

Последний абзац сложностей не вызвал за исключением ремарки «ou la réduire» - «как бы сводить [высказывание] к ним [предметам художественного творчества]» - то есть, утверждать, что произведения искусства – это не товар (как тут не вспомнить пушкинское «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать»). Мне кажется, мысль и у автора высказана не очень эксплицитно. Возможно, сегодня я бы предложила другой вариант перевода этого пассажа – тем более хочется увидеть нестандартные решения других участников.

 
КОНКУРСНЫЙ ТЕКСТ
 

Nilda FERNÁNDES

ARTISTE et CULTURE

 

Il est triste que le seul endroit où l'on prononce le mot « Art » avec sarcasme et ironie,

ce soit dans les couloirs des théâtres 

FEDERICO GARCÍA LORCA

Tout comme l'agriculture industrielle enserre l'homme qui y travaille dans un étau où il devient la simple justification du système, l'élargissement progressif du concept de "culture" dilue l'artiste dans un domaine où il ne se trouve pas. En effet, l'Art, bien qu'engendré par certains comportements et modes de pensée des communautés humaines, ne peut pas se confondre tout à fait avec la Culture, encore moins la représenter.

On peut donc avancer qu'un artiste fabrique des objets artistiques destinés à quiconque veut/peut s'attarder devant son esthétique et sa vision du monde. Ces produits de l'imagination (immatériels comme la musique ou révélés comme la peinture et l'écriture) peuvent devenir culturels dès lors qu'ils sont un bien commun, une référence en matière de goûts, de comportements ou de connaissances. Néanmoins, bien qu'issus de lieux géographiques et linguistiques identifiés, ils n'y sont pas circonscrits. Si ce n'était pas le cas, qui expliquerait l'intérêt d'un Japonais pour Van Gogh, d'un Russe pour Joe Dassin, Garcia Lorca, ou d'un Argentin pour Dostoïevski ?

Tout comme on mange des pizzas à Stockholm ou des sushis à Madrid, on doit pouvoir apprécier un tableau, un livre ou une pièce de musique dans n'importe quelle partie du monde. De ce fait, on peut avancer que, au-delà de ses inévitables origines communautaires, par son universalité, sa non-appartenance, l'art est trans-culturel.

On entend souvent affirmer que « la culture n'est pas une marchandise ». Si cette assertion peut s'appliquer au patrimoine (matériel ou pas) d'une communauté humaine, il faut éviter de l'étendre (ou la réduire) aux productions artistiques, sous peine de les maintenir dans une sorte d'irréalité. En effet, au nom de quoi l'artiste échapperait-il totalement à l'échange marchand - dont dépendent aussi bien le boulanger que le vendeur de bicyclettes - dès lors qu'il produit et propose un objet conçu par son imaginaire ?

*****************************

Об авторе: https://fr.wikipedia.org/wiki/Nilda_Fern%C3%A1ndez

 

ПРАВИЛА УЧАСТИЯ 
 
Inalco russe open 2023 
 

Просим вас внимательно прочитать правила участия в конкурсе и уделить особое внимание параграфу, который касается оформления конкурсной работы.

Конкурсное задание. Необходимо перевести на русский язык с французского языка текст, помещённый в данный раздел: Nilda FERNÁNDES. "ARTISTE et CULTURE".

Участники. К участию в конкурсе INALCO RUSSE OPEN приглашаются переводчики, студенты, преподаватели языка и литературы, а также все те, кто интересуется или занимается вопросами и проблемами художественного перевода. 

Обязательным условием участия в конкурсе является разбор трудностей перевода и переводческих решений для участников, которые займут первые ДЕСЯТЬ мест (максимальный объём - 4 тыс. знаков). Мы сами напишем таким участникам после того, как эти десять мест будут определены, заранее разбор делать не надо.

Ограничения участия. Члены конкурсного жюри не могут участвовать в конкурсе. Члены годового жюри-лауреаты прошлогоднего конкурса не могут принимать участия в конкурсе в течение года. Участие в конкурсе не рекомендовано заслуженным и почётным деятелям в области перевода. Ограничений по национальности, месту проживания нет. Ограничения по возрасту - к участию в конкурсе допускаются конкурсанты, достигшие 18 лет на момент объявления результатов конкурса (1 июня 2023 года).

Жюри. Жюри состоит из рабочих групп, в которые входят писатели, переводчики, лингвисты и специалисты по русскому и французскому языкам и литературе. В каждое новое издание конкурса в поджюри "Лауреаты" приглашаются участники конкурса, занявшие призовые места предыдущего издания. Лауреаты могут входить в жюри конкурса только в течение одного года.

Работа жюриЭтап 1. Каждый член жюри работает индивидуально: получает конкурсные тексты и оценивает их по 20-балльной шкале (20 является высшей оценкой). Затем все оценки собираются и выводится средний балл за работу. Этап 2. Выделяются 10 (в некоторых случаях - больше или меньше) лучших переводов. Все члены жюри ещё раз оценивают эти работы. Каждый перевод сопровождается комментарием жюри, и работы распределяются по трём призовым местам. На общем собрании жюри утверждает эти места, исходя из комментариев к работе. При близких результатах выделяется условное(ые) четвёртое(ые) место(а) – поощрительная(ые) премия(ии).

Проведение конкурса. Конкурс проходит в три этапа:

С 1 января 2023 года по 31 января 2023 года конкурсанты знакомятся с конкурсным заданием (один текст), размещённым на сайте конкурса, работают над переводом и высылают перевод и личные данные на и-мейл конкурса russeopen@gmail.com.

Переводы, полученные после полуночи 31 января 2023 года по парижскому времени (Мск - 2), к рассмотрению не принимаются.

С 1 февраля 2023 года по 15 мая 2023 года жюри оценивает полученные переводы и определяет первое, второе, третье и "четвёртое" места. Результаты конкурса объявляются в письменной форме на сайте конкурса, а также на сайте Департамента русистики Национального института восточных языков и культур 1 июня 2023 года. Точная дата оглашения результатов объявляется на сайте ближе к концу проведения конкурса. Обратите, пожалуйста, внимание на то, что точная дата оглашения результатов зависит от количества полученных конкурсных работ. Жюри сделает все возможное, чтобы огласить результаты в заявленные сроки.

Оформление конкурсных работ. Перевод должен быть напечатан на компьютере, формат A4 вертикальный, нумерация страниц внизу по центру, шрифт Times new roman 12, интервал 1,5, поля по 2,5 см со всех сторон, текст необходимо выровнять по всей ширине страницы. 

Конкурсному тексту должен соответствовать только один перевод. Несколько вариантов перевода одного и того же конкурсного текста не принимаются. Переводы не должны содержать подчёркивания, выделения, иного шрифта; не используйте различные цвета и т.п. Каждая страница вашей работы должна иметь личный шифр участника

Просим вас правильно оформлять конкурсную работу для облегчения работы жюри и максимального соблюдения правила анонимности участников конкурса. Обратите, пожалуйста, внимание, что начиная с 2016 года неверно оформленные работы к рассмотрению не принимаются. Решение принято, исходя из правил анонимности и полного равенства кандидатов. Претензии по оформлению работ рассматриваться не будут. Очень просим вас правильно оформлять работу.

Анонимность участников. Конкурс INALCO RUSSE OPEN является анонимным. На каждой странице перевода конкурсант указывает личный шифр (это должна быть любая удобная для вас комбинация), состоящий из ДВУХ заглавных латинских букв и ШЕСТИ цифр = Сначала идут две латинские буквы, затем шесть цифр, без пробелов. Пожалуйста, не используйте кириллицу. Личный шифр печатается в верхнем колонтитуле в правом углу страницы

Текст на французском языке прикладывать не нужно. Перевод не должен содержать никаких других данных участника, кроме личного шифра. Обратите, пожалуйста, внимание на то, что если это необходимое условие не выполнено, то данный перевод выбывает из конкурса. На переводе не должно быть ни дополнительных картинок, ни иного оформления - цветом, разделительными элементами и т.п. Настоятельно просим вас проверять эти моменты.

Перевод высылается отдельным файлом в расширении PDF на и-мейл конкурса russeopen@gmail.com. Название файла - это личный шифр участника. Одновременно в одном и том же и-мейле с файлом, содержащим перевод, высылается второй файл в расширении PDF, в котором конкурсант предоставляет свои личные данные. Этот второй файл с личными данными также должен иметь название, представляющее собой личный шифр участника с добавлением буквы d.

NB Обязательно включаются в личные данные: ФИО, год рождения, город проживания, место работы или учёбы, а также и-мейл. Эти данные необходимы для того, чтобы иметь представление о наших участниках. Мы гарантируем анонимность данных и их использование исключительно в указанных целях.

Пример оформления названия файлов:

QW123456 (в этом файле – перевод конкурсного текста, каждая страница – с личным шифром, который должен соответствовать названию файла);

QW123456d (в этом файле – личные данные участника. Страница с личными данными также должна обязательно содержать личный шифр участника).

Оба файла - перевод текста и личные данные - высылаются на и-мейл russeopen@gmail.com одновременно в одном сообщении.

 

Пример оформления файла с личными данными:

ИВАНОВ Иван Иванович, 1980 года рождения

Сыктывкар

Аспирант кафедры/сотрудник/переводчик…..

и-мейл: ………………..

 

Пожалуйста, сохраняйте ваши документы ТОЛЬКО в расширении PDF.

В теме мейла указывается: Перевод 2023. Обратите, пожалуйста, внимание, что если в теме мейла указываются данные личного характера, то такое письмо рассматриваться не будет.

Мы всегда высылаем подтверждение того, что ваша заявка принята. Дождитесь и-мейла с подтверждением. Почта конкурса проверяется регулярно. Если вы не получили подтверждения о получении вашего перевода и личных данных в течение одной недели с момента отправления вами и-мейла, пожалуйста, напишите нам ещё раз. 

NB Если вы хотите задать вопрос, напишите в теме письма: Вопрос 2023. Такое письмо будет прочитано отдельно от общей сортировки писем. Прежде чем задать вопрос, посмотрите, пожалуйста, нет ли ответа на него на самом сайте в разделе "Новости" или в любом другом разделе, соответствующем вашему вопросу. 

После того, как жюри анонимно распределит конкурсные места, председатель конкурса сверит личный шифр на тексте перевода с личным шифром, полученном во втором файле с данными участника, и назовёт имена победителей.

Участники, занявшие призовые места, получают дипломы и награждаются денежной премией:

Первое место      Денежная премия в размере 1000 евро

Второе место     Денежная премия в размере 500 евро

Третье место     Денежная премия в размере 250 евро

Четвёртое место/поощрительная премия     Набор книг, посвящённых переводу // Книги франкоязычных авторов на французском языке 

        Конкурсанты, вошедшие в первую десятку, получают сертификат-подтверждение участия в конкурсе с указанием общего количества участников

ОРГКОМИТЕТ КОНКУРСА НЕ ВЫДАЕТ ДИПЛОМЫ, СЕРТИФИКАТЫ ИЛИ ИНЫЕ ДОКУМЕНТЫ, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ УЧАСТИЕ В КОНКУРСЕ, УЧАСТНИКАМ, НЕ ЗАНЯВШИМ ПРИЗОВЫЕ МЕСТА ИЛИ НЕ ВОШЕДШИМ В ПЕРВУЮ ДЕСЯТКУ ЛУЧШИХ ПЕРЕВОДЧИКОВ

Желаем успехов!

 

Новости

Опрос

Удобен ли наш сайт?

Общее количество голосов: 369