Валентина Чепига

Председатель конкурсного жюри

Подошёл к концу первый международный конкурс перевода INALCO RUSSE OPEN AIR 2014. Мы очень рады, что в конкурсе попробовали свои силы так много человек. У каждого есть свои маленькие и большие удачи и переводческие решения. Особенно хочется отметить те переводы, где переводчик идёт вместе с автором, не обгоняя его и не тормозя. И не становясь его соперником. Тексты, которые отметило жюри, опубликованы на нашем сайте. Они отличаются друг от друга: где-то чувствуется личность переводчика, где-то, наоборот, превалирует нейтральный, техничный подход к переводу. Какой-то текст ближе к адаптации, чем к переводу. Но все они похожи тем, что в них – настоящая работа людей, любящих свой родной язык и внимательно относящихся к французскому языку. Вы можете прочитать те переводы, которые нам понравились, и решить для себя: вот это – «мой» перевод, а вот тут я с жюри не согласен. Что же, ничего более субъективного, чем оценка, наверное, нет. И это касается не только перевода.

Помните письменный мем, не так давно ходивший в Интернете: мне дали флейту, теперь у меня есть флейта. Мне дали фотоаппарат, теперь я фотограф. Можно продолжить: мне дали текст для перевода, теперь я переводчик. К сожалению, многие конкурсанты именно так отнеслись к тексту конкурса. У таких конкурсантов работы не получилось. Не будем говорить о таких переводах. Будем говорить о других работах. Которые получились. О переводах, которые стали текстом. Настоящим и живым текстом, а не куском мёртвого материала.

Что входит в работу переводчика – профессионала и будущего профессионала, любителя, франкоговорящего студента, решившего попробовать свои силы в конкурсе перевода? Критерий один – отрывок, являющийся текстом на французском языке, должен стать таким же текстом, но на русском языке. В нашем формате не стоит останавливаться на том, что такое текст и что такое околотекстуальные его составляющие, такие как языковое чутьё, грамотное и свободное владение родным языком, вдумчивый и тщательный поиск в языке-источнике. Главное – есть ли он, текст? Мы читаем отрывок из неопубликованного ещё произведения: одинаково ли мы чувствуем этот текст на обоих языках? Вот тот вопрос, ответ на который определял в конечном итоге выбор жюри. В хороших, сильных переводах небольшие погрешности, недочёты, недопонимание текста на французском языке часто компенсируются яркими находками, грамотным обходом подводных камней (например, той самой парцелляции, о которой часто вспоминают наши конкурсанты).

Мы благодарим всех участников нашего конкурса. Все вы – юные и уже маститые служители пера – принесли нам много радости и переживаний. Мы поздравляем наших лауреатов. И будем очень ждать вас на нашем следующем конкурсе INALCO RUSSE OPEN!

------------------------------

Елена Труутс

Ma participation au jury du concours de traduction organisé par le Département d'Etudes russes de l'INALCO coïncide avec mon évolution personnelle dans le métier de l'écrivain. À cette période de ma vie, j'écris en français, tout en regardant la France depuis la Russie.

Je suis en train de passer de la prose poétique à la prose de roman. Ma prose commence à être lue, j'espère publier. Pour l'instant, je vise les revues. Je me rejouis souvent des retours favorables. Je dialogue avec les auteurs. J'écris sans m'arrêter. Je lis autant que je peux. Je suis l'actualité littéraire. C'est la moindre des choses qu'on puisse faire quand on s'engage sur une voie aussi imprévisible que celle de l'écriture.

Cette situation m'a rendue particulièrement sensible à la lecture des textes envoyés au concours. Je les ai lus en tant que spécialiste de la langue française, qui a d'ailleurs étudié les théories de la traduction, mais aussi en tant qu'auteure de prose en devenir.

Selon moi, le texte traduit doit «tenir», être cohérent, représenter un système. Aucun mot ne doit être «de trop», si l'on parle du lexique. Le tout doit agir comme un ensemble indépendant et en tant que traduction. Le traducteur ne s'approprie pas le texte, il montre comment il est écrit, mais dans sa langue. Il cherche à saisir la manière dont il est écrit. Il respecte son rythme intérieur. Par exemple, si la phrase « Les mains m'en tombent » est répétée, il faudrait la répéter dans la traduction. Il est parfois inutile de multiplier les synonymes. Après, on pourrait choisir parmi les équivalents phraséologiques de l'expression en russe. On pourrait peut-être même proposer celle qui entre dans le système de signifiance du texte. Si l'on prend comme point de départ l'idée que le texte parle des mots, cela pourrait être «Нет слов». Mais on pourrait faire le choix de «Руки опускаются» aussi, même si ce n'est pas la traduction exacte de l'expression. Mais le texte l'accepte peut-être même mieux dans son système : il s'agit d'une peintre qui traverse une période difficile de sa vie. Une autre démarche m'a fait un peu rire. Plusieurs participants ont traduit le prénom Elaine, qui est une ancienne forme du prénom Hélène, à l'anglaise ou à l'américaine, comme Элейн. Or, cela renvoie plus à un roman à l'eau de rose américain qu'à une écriture contemporaine sérieuse. Il suffisait que la qualité du texte en russe soit un peu négligée pour qu'on se retrouve dans un extrait qui avait très peu en commun avec le texte de départ. Et celui-ci prenait tout une autre direction. Cela a aussi montré que les participants ne s'étaient pas renseignés sur la prononciation. Il est important de faire des recherches concernant le contexte culturel du texte. Sinon, il y a le risque de ruiner toute sa valeur artistique. Le respect de l'orthographe est évidemment important. Pour certaines maisons d'édition, cela peut constituer le critère d'élimination. Il m'est arrivé de remarquer trois fautes d'orthographe assez flagrantes dans la traduction qui était par ailleurs excellente.

Quoi qu'il en soit, il y a eu de brillantes traductions et celles qui témoignent d'une réflexion approfondie sur la démarche. La participation au travail du jury était pour moi également l'occasion de réactualiser mon expérience d'écriture en français. J'espère que le concours va avoir encore plusieurs éditions. C'est une très belle initiative qui favorise l'échange intellectuel entre la France et la Russie. 

----------

Елена Вадимовна Баевская

Мне кажется, что перевод оказался трудноват для конкурса молодых – или начинающих – переводчиков. Текст очень интересен, но трудно проникнуться его стилем, ритмом, логикой, не прочитав весь роман целиком. Как водится, неудачи почти все типичны: неумение перестраивать синтаксис, пренебрежение русской фразеологией, попытка переводить французские обороты буквально («переперевод», surtraduction), невнимание к ритму фразы и ее звучанию, неумение ясно представить себе, ЧТО ПРОИСХОДИТ – что там за лестница была, каким был журналист, в какой технике работала героиня – и попытка переводить СЛОВА, а не ТЕКСТ. А вот взлеты и удачи индивидуальны: хорошо справились с переводами те, кто попытался услышать голос и интонацию героини, увидеть ситуацию ее глазами, выявить для себя внутренние связи, существующие между частями текста. И, конечно, лучше получилось у тех, кто не копирует французский синтаксис, а проговаривает фразу по-русски, прежде чем ее записать. Не так страшны отдельные неточности и неправильно понятые места (хотя, разумеется, в хорошем переводе они недопустимы, но их как раз на худой конец можно исправить с помощью редактора) – страшно неумение почувствовать интонацию оригинала и недостаточное владение родным языком, отсутствие чуткости к нему. Чтобы стать переводчиком, надо очень много читать (по-русски, по-французски) и размышлять над прочитанным. Очень полезно чтение стихов – оно обостряет интуицию. И как можно больше пользоваться словарями! Перебирать разные значения «трудного» слова или выражения, заглядывать иной раз в словарь синонимов и вообще не хвататься за первое «подходящее» слово, а искать максимально точного и единственного.

----------

Марина Бендет

Я - начинающий переводчик. Это сущая правда - несмотря на то, что перевожу я, много и вполне серьезно, уже лет десять, не меньше. Однако я прекрасно знаю, что я еще только учусь, и что конца этой учебе не видно. Мне всегда казалось, что литературный перевод – не умение, которое можно освоить раз и навсегда: нет, это скорее непрерывный процесс, постоянное самосовершенствование, узнавание нового, изменение и обновление – себя, своих представлений о том, что правильно и как правильно, постоянное пополнение своих знаний…

Моя первая переводческая заповедь – читать. Читать книги, статьи, газеты и журналы, вывески, объявления, новости и даже всякие, казалось бы, бессмысленные глупости в Интернете. Прежде всего, конечно, книги. Читать, перечитывать, внимать, проникаться. Читать текст, который нужно перевести. Читать его много раз, вникать в него, свыкаться с ним, осваиваться в нем. Читать – дополнительно – другие тексты, с ним связанные. Другие тексты того же автора. Статьи об авторе. Статьи о самом тексте. Критику, анализ, разборы этого текста. Читать все, что только можно найти... Читать свой перевод. Это вторая моя заповедь. Читать то, что получилось – и чем позже, тем лучше. Перевести, отложить, забыть, а через некоторое время прочитать. Перечитать, вычитать. Как чужой, незнакомый текст. Увидеть множество ошибок, нескладностей, непонятностей. Снова читать. Искать варианты. Выяснять, как можно сказать по-русски, а как нельзя. Спрашивать. Просить друзей и родных, чтобы и они тоже прочли. Читать вслух. Себе, друзьям, да в общем-то любым слушателям. Не думать, что работа переводчика закончилась последней фразой переведенного им текста. Не надеяться на редакторов. Читать редакторские правки. Еще раз - постоянно читать…

Приглашение в жюри конкурса Inalco стало для меня большим сюрпризом (ибо, как я уже говорила, я далека от того, чтобы считать себя «взрослым», состоявшимся переводчиком, имеющим полное право судить коллег и оценивать их работу) – и большой честью. А вот сама работа с текстами превратилась в настоящее испытание. Выбранный для конкурса текст и правда непрост: как мне кажется, он требует именно проникновения внутрь, сживания, осмысления; без этого перевода не получится. Его фактически и не получилось: в большинстве своем представленные на конкурс тексты оказались лишь подстрочником, притом весьма дурно состряпанным. Настроения, тона оригинала в переводе не было; хуже того, даже читать переводы чаще всего было весьма нелегко. Русский текст оказывался нерусским, предложения коверкались, слова не сочетались друг с другом, то тут, то там вдруг возникали и вовсе комичные фразы, которые напрочь рушили весь только-только начавший выстраиваться текст. Не могу не упомянуть и о совершенно неприемлемых для меня (в особенности в наш век автоматической проверки правописания!) вещах вроде описок, орфографических или грамматических ошибок: таких тоже было предостаточно. Иными словами, ощущения, что участники конкурса действительно продумывали, прорабатывали – и да, вычитывали - свои творения, у меня так и не создалось. Из почти пятисот текстов, присланных на конкурс, лишь пара десятков читалась легко и без запинки – а для меня именно это и есть первый признак получившегося перевода (см. выше – я ведь не зря начала с чтения).

Приведу пару цитат из присланных на конкурс работ. Чаще всего уже по первому абзацу можно было понять, удался ли переводчику перевод. Два последних предложения в этом абзаце отчего-то давались конкурсантам совсем не легко. Напомню контекст: «Elaine renonçait à la parole. À ses servitudes. À ses habitudes. À ses tics de langage. À ses béatitudes. À ceux dont on hérite. Dont on n’arrive pas à se barrasser». Я полагаю «хорошими», удачными вариантами дельные и понятные переводы подчеркнутых предложений: «(…) От всего того, что достается нам по наследству. От чего мы потом не можем избавиться»; «(…) От всего того, что унаследовано. От чего не избавиться». И, напротив, совершенно неприемлемыми для меня были странные и бессвязные варианты типа: «(…) От всего, подвергающемуся наследованию. От которого мы, в свою очередь, не можем освободиться», а также переводы, по которым становилось очевидно, что переводчик не справился с фразой и решил попросту пропустить ее, переиначив так, как ему показалось более-менее подходящим: «(…) От прошлого. От своего « я».

Единственный напрашивающийся вывод/призыв таков: друзья, коллеги, читайте! Не бросайте перевод, поставив точку в конце последней его фразы, не спешите считать его завершенным; отложите его, выждите, забудьте, а потом вернитесь к нему и прочтите вновь. Я уверена: сделай так каждый участник, и хороших переводов на конкурсе было бы куда больше. Ведь почти в каждом тексте были свои удачи – которые, однако, совершенно терялись на фоне общей мучительной неловкости и даже нелепости… Итак, читайте. Цените свой труд, стремитесь продемонстрировать его плоды с лучшей стороны, гордитесь своей работой. Полагаю, что при таком отношении результат ее окажется превосходным.

----------

Новости

Опрос

Нравится ли вам наш новый сайт?

Общее количество голосов: 405